Category: литература

Добро пожаловать! В мой журнал Повод ЕСТЬ

Этот журнал мой блокнот. Я очень, ну очень долго пыталась систематизировать свои архивы. Записные книжки, тетрадки , записи у меня дома можно найти везде, это раздражало не только меня , но и моих близких. Так, что это очередная попытка привести все в порядок .  Зовут меня Олеся.

ФОТОГРАФ ШАРЛЬ РУ - ПРОЕКТ «ВЫМЫШЛЕННЫЕ ПИРЫ». ТРАПЕЗА ИЗ ИЗВЕСТНЫХ ЛИТЕРАТУРНЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ



По мнению фотографа, мотив еды в литературном произведении прежде всего интересен тем, что позволяет не только показать повседневную жизнь с ее обыденными ритуалами, но и передать характер персонажа с его вкусами и привычками или дать толчок к развитию сюжета. Еда метафорична по своей сути и обладает особой магией.Шарль с помощью кулинарных композиций пытается передать атмосферу каждого романа. В основе его арт-проекта – собственные впечатления фотографа от той или иной книги.

Collapse )

Вечерний просмотр: «Элизабет Дэвид: жизнь в рецептах»



Второе наше увлечение, после просмотра фильмов (а может первое? Это смотря с какой стороны посмотреть) кулинария. Поэтому, сегодня,в субботний вечер мы подобрали для Вам фильм с кулинарной историей. Т.е. Объединили две приятности, ну как в той, старой рекламе, два в одном. И так сегодня в программе вечернего просмотра: «Элизабет Дэвид: жизнь в рецептах»

Collapse )

Не стоит откладывать до ужина то, что можно спокойно съесть за обедом!



Это гастрономическое заявление из записной книжки Александра Сергеевича Пушкина. Хотя сам поэт не считал себя утонченным гурманом, но толк в еде знал. Поэт любил вкусно и сытно поесть и, неважно, был ли это изысканный обед в модном ресторане или стряпня его любимой няни Арины Родионовны. Помните в «Онегине» есть такие строки:

Желудок — верный наш брегет;
И кстати я замечу в скобках,
Что речь веду в моих строфах.
Я столь же часто о пирах,
О разных кушаньях и пробках,




«Он вовсе не был лакомка, — рассказывает П. А. Вяземский. — Он даже, думаю, не ценил и не хорошо постигал тайн поваренного искусства; но на иные вещи был он ужасный прожора. Помню, как в дороге съел он почти одним духом двадцать персиков, купленных в Торжке. Моченым яблокам также доставалось от него нередко».

К роду Александра Сергеевича Пушкина наша семья (по утверждению наших местных историков и краеведов) имеет непосредственное отношение. Когда несколько лет назад сотрудница областного архива рассказала о наших родственных связях с поэтом, мы не восприняли это всерьез. Хотя такое родство, нужно сказать честно, тешит наше самолюбие. Поэтому, после встречи с научным работником, все что связано с поэтом невольно для нашей семьи стало интересным.

Collapse )